Село Царев Ленинского района Волгоградской области Российской Федерации

Память и наследие

Страница посвящается нашим землякам, замечательным людям, которые ушли из этой земной жизни, но оставили о себе добрую память и бесценное наследие.

 

Никифор Алексеевич Бегичев. 1874 — 1927 годы

БЕГИЧЕВ (Бигичев) Никифор Алексеевич [Улахан (Большой) Анцыфор] [7 (19) февраля 1874, Царев на р. Ахтуба, ныне Волгоградской области — 18 мая 1927, мыс Входной, Пясинский залив], российский военный моряк (боцман), георгиевский кавалер (1904), охотник-промысловик, исследователь Арктики , последний русский землепроходец.


Его звала «Шайтан-земля»

В романтической и трагической истории исследований Арктики Никифор Бегичев занимает особое место. До сих пор его называют «последним землепроходцем», «полярным одиночкой», «северным самородком». Георгиевский кавалер, обладатель золотой медали «За поход на шхуне «Заря», открыватель новых островов в Арктике, один из пионеров освоения загадочного Таймыра. В памяти потомков коренных обитателей самого северного полуострова России он остался как Улахан Анцыфер - большой Никифор. А мы, жители Волгоградской области, можем гордиться тем, что он родом из наших краев.


В поисках Земли Санникова

Известный полярный путешественник, моряк, первооткрыватель Никифор Алексеевич Бегичев родился в селе Царев, что на левом берегу Ахтубы. О море, риске и приключениях он мечтал с детства и готовил себя к трудностям. Не раз вплавь пересекал Волгу, а по Ахтубе вволю плавал на сделанной собственными руками лодке-долбленке. Первым морем в его жизни был Каспий, куда отец брал его порыбачить.
А начал морскую службу Никифор Бегичев в Кронштадте. Затем бороздил Атлантический, Индийский и Тихий океаны, не раз пересекал экватор, сходил на берега многих стран. Но втайне Бегичев мечтал о собственных открытиях. Наступивший ХХ век открыл ему путь к его мечте.
В 1900 году боцман крейсерного фрегата «Герцог Эдинбургский» Никифор Бегичев становится членом арктической экспедиции, возглавляемой бароном Эдуардом Толлем на парусно-моторной шхуне «Заря». Склонили его к участию в этой длительной экспедиции за край земли, забытой Богом и людьми, в моря, вечно покрытые льдом, врожденная любознательность, здоровый авантюризм и страсть к путешествиям. Тем более, что экспедиция должна была найти таинственную ЗЕМЛЮ САННИКОВА!..
«Заря» вышла из Санкт-Петербурга летом, а в сентябре уже встала на первую зимовку недалеко от острова Диксон. Летние поиски не дали результатов, и судно осталось на вторую зимовку. На шхуне судьба свела Бегичева с лейтенантом-гидрографом флота Александром Колчаком. Их отношения были очень непростыми: Колчак четко и резко определил место «нижнего чина», а Бегичев был человеком гордым и справедливым.
Весной 1902 года Толль решил возобновить плавание. С борта «Зари» отправились две экспедиционных партии: первая - на остров Беннетта, во главе с самим Толлем; вторая - на остров Новая Сибирь. Позже, со сходом льда, «Заря» должна была забрать обе партии. Но Арктика нарушила планы. Ледовая обстановка не улучшалась, а, наоборот, становилась все более тяжелой. Шхуну намертво сковало, и надо было срочно снимать экспедиции с островов...


В полынью за Колчаком

Спасательную операцию формально возглавил Колчак, но фактически ею руководил Бегичев, согласившийся пойти с гидрографом, несмотря на постоянные раздоры между ними. Мало того, Алексей Никифорович спас Колчака, когда тот при переходе через торосы провалился в воду, захлебнулся и стал стремительно уходить под лед. Боцман сбросил тулуп и нырнул за гидрографом в полынью.
Спасательный поход длился 42 дня: на корабельной шлюпке - по разводьям, пешком - по льду. Наконец, на острове Беннетта были найдены следы пребывания и вещи экспедиционной партии барона Толля… Прошло десять месяцев, но Толль так и не вернулся…
Хотя Земля Санникова не была найдена, экспедицию нельзя считать безрезультатной. Были открыты, исследованы и описаны многие неизвестные до того острова и участки побережья. Проведены важные научные наблюдения. Составлены морские и сухопутные карты. Об этом лейтенант-гидрограф флота Колчак сделал доклад в Императорском Русском Географическом обществе 2 марта 1904 года. А боцман Бегичев за поход на шхуне «Заря» был представлен к награждению золотой медалью.
А потом началась русско-японская война, и военный моряк отправился добровольцем на защиту Порт-Артура. Здесь он и получил Георгиевский крест...


Бегичев как человек

Он был отважным и решительным, добросовестным и трудолюбивым человеком высокого роста, большой физической силы со сложным и противоречивым характером. Из основных его особенностей отметим честность и настойчивость, обостренное чувство личной ответственности за успех дела. За любое поручение Бегичев брался с энтузиазмом, проявляя при этом незаурядные организаторские способности.
Природная смекалка и выдержка неоднократно помогали ему благополучно выходить из сложных ситуаций. В нем всегда чувствовалась спокойная уверенность, поднимавшая моральное состояние его спутников. Он же полагался только на свои силы, волю и опыт; этот девиз стал его жизненным правилом.
Во время скитаний по арктической тундре, имея склонность «к перемене мест», Бегичев выработал в себе способность стойко переносить невзгоды и лишения и сохранять при этом бодрость духа. Мастер на все руки, он вязал рыбачьи сети, ставил зимовья из плавника, метко стрелял и удачливо охотился, не раз спасая своих товарищей от голода.
Любил он немного порисоваться, был тщеславен и самолюбив. Оскорблений не прощал и отвечал соответственно, невзирая на чины и звания. В выражениях не стеснялся, когда не сомневался в своей правоте, сталкиваясь с безразличием, волокитой или несогласием с его предложениями или действиями. Бегичев был женат и имел шестерых детей. После него остались дневники и воспоминания, но они не опубликованы.


Человек-остров

После войны Никифор вернулся в Царев, но жизнь уездного мещанина была ему не по душе. В 1906 году он вновь поехал на Таймыр. В 1908 году, в поисках еще одной мифической суши «Шайтан-Земли» («Земля Дьявола») он исходил вдоль и поперек все побережье и заливы Таймыра. Открыл вполне реальный остров в заливе реки Хатанги, затем еще один (ныне Большой и Малый острова Бегичева). Промышлял шкурами полярного песца, олениной, моржовой костью. Для Российской академии наук наносил на карту месторождения угля, находил кости мамонтов и черепа мускусных быков.
В 1912 году Бегичева попросили оказать помощь экипажам новых ледокольных судов «Вайгач», «Таймыр» и «Эклипс», снаряженных для поисков пропавших экспедиций Георгия Брусилова на «Святой Анне» и Владимира Русанова на «Геркулесе». Спасатели сами оказались в ледяном плену. Сорок семь суток, почти безостановочно, гнал Бегичев упряжки с теплой одеждой и продовольствием сквозь арктический холод и мрак полярной ночи. Ему удалось вывезти на материк пятьдесят участников полярной экспедиции...


По следам посланцев Амундсена

И все же, главным делом своей жизни Никифор Алексеевич считал поиск двух исчезнувших норвежских полярников.
Летом 1918 года знаменитая экспедиция Амундсена на парусно-моторной шхуне «Мод» в районе нынешнего мыса Челюскина более, чем на год, попала в ледовый плен. Чтобы послать просьбу о помощи, осенью 1919 года Амундсен отправил штурмана Пауля Кнутсена и плотника Петера Тессема на остров Диксон, где работала единственная в Арктике радиостанция. Посланные на Диксон обратно не вернулись, и норвежцы обратились за помощью, к Бегичеву.
Только в 1922 году, в устье реки Пясины, он сумел найти корреспонденцию и личные вещи пропавших норвежцев. Позже, в пяти километрах от радиостанции, в расселине, между обломками скал Бегичев нашел скелет и остатки одежды.
Несколько экспертиз, проведенных в разное время, дали однозначное заключение: останки принадлежат норвежскому моряку Петеру Тессему. Он погиб, не дойдя пяти километров до цели!.. Норвежское правительство наградило Бегичева золотыми часами.
В смутное время гражданской войны Бегичев сторонился и красных, и белых. Правда, когда ему было нужно, он добирался до Иркутска, шел прямо к своему бывшему сослуживцу, «верховному правителю России» Александру Колчаку и просил средств на очередную экспедицию. Тот ему ни в чем не отказывал. Несмотря на эту компрометирующую связь, советское правительство ценило Никифора Алексеевича.
Кто знает, что было бы с ним в 1937-м, но 18 мая 1927 года «последний землепроходец» умер от цинги. Правда, тридцать лет считалось, что Никифор Бегичев был убит в 1927 году своим другом, бывшим колчаковским офицером. Но это были слухи: в 1958 году эксгумация подтвердила смерть от цинги.
В посёлке Диксон стоит памятник Никифору Алексеевичу Бегичеву, в основании памятника покоится его прах.

При составлении статьи использованы материалы Ирины Лариной (газета «Транс-Инфо») и сайта www.megabook.ru


«Большая советская энциклопедия» о Н. А. Бегичеве:

Бегичев Никифор Алексеевич
Бегичев (Бигичев) Никифор Алексеевич [7(19).2.1874 ? 18.5.1927], русский моряк, полярный путешественник. В 1900?02 участвовал в полярной экспедиции Э. В. Толля. С 1906 жил главным образом в районе нижнего Енисея, занимался пушным промыслом и много ездил по Таймырскому полуострову. В 1908 совершил поездку в устье Хатанги и Анабара, где открыл 2 острова (см. Бегичева острова). В 1922 вместе с Н. Н. Урванцевым участвовал в поисках членов экспедиции Р. Амундсена на корабле «Мод», оставшихся на полуострове Таймыр. Умер во время зимовки в устье р. Пясины. В 1964 в посёлке Диксон открыт памятник Б.
Лит.: Болотников Н. Я., Никифор Бегичев, [2 изд.], М., 1954.
Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия. 1969—1978.

Книги о Н. А. Бегичеве:
1. Н. Я. Болотников. Последний одиночка. Жизнь и странствия Никифора Бегичева. М., 1976.
2. К. Л. Лисовский. По следам Улахана Анцыфора. Красноярск, 1970
3. К. Л. Лисовский. Тайна мыса Входного: О Н.А.Бегичеве. Новосибирск, 1975


Администрация сайта
2012-07-17